Рейтинг@Mail.ru
Сборники сказок:

Барзу

Пусть себе они остаются там, а ты послушай несколько слов о жене Сухраба. О той девушке, которую он встретил возле стен замка, той, чей кувшин он наполнил драгоценностями.

Когда прошло девять месяцев, девять дней, девять часов и девять минут, бог дал ей сына. Назвали его Барзу.

Не будем затягивать рассказ на месяцы и годы — Барзу вырос, исполнилось ему лет двенадцать, и дед его, отец девушки, — он был военачальником в том городе — сделал ему такую лопату, что сразу загребала три харвара земли. Стал он этой лопатой копать землю, занялся крестьянским делом.

Однажды мимо этой крепости проезжал Афрасиаб. Увидел он, что какой-то крестьянский парень копает землю — за один раз загребает три харвара земли, бросает в сторону на три фарсанга. Подумал Афрасиаб: «Наверно, такому по плечу и с Рустамом сразиться». Тотчас позвал к себе одного-двух всадников и сказал:

— Идите к нему, скажите: мол, ты нужен Афрасиабу, он зовет тебя к себе.

Ну, двое этих всадников подъехали к Барзу, не сказали ему ни «Мир тебе», ни «Бог в помощь», а сразу:

— Идем с нами, тебя зовет Афрасиаб.

А Барзу их и не слушает — копает себе землю. Потом один ив всадников еще раз говорит:

— Эй, братец, тебя к себе Афрасиаб требует.

Как только он это сказал, Барзу рассердился, схватил за хвост одного из коней, раскрутил над годовой и ударил по другому так, что всех четверых — и коней и людей — отправил в ад.

Узнал об этом Афрасиаб и еще раз подумал: «Да, такой может справиться с Рустамом».

Позвал своего везира и сказал ему:

— Теперь ты иди к этому парню. Только повежливей, уговори и приведи.

Везир Афрасиаба пришел к Барзу и начал повторять:

— Мир тебе, с богом, мир тебе, с богом, мир тебе... Юноша, пойдем со мной, тебя зовет Афрасиаб. Он просил тебя прийти всего на десять минут или там на полчаса, а потом ты снова пойдешь восвояси.

Барзу говорит ему:

— Ладно, я пойду, но если Афрасиаб меня обманет, я пущу в ход лопату и сразу убью десять-двадцать человек.

Пошел вслед за везиром, пришли они к Афрасиабу. Афрасиаб и говорит ему:

— Парень, попусту тратишь ты свою молодость, землю копаешь. Служи лучше у меня, я тебя сделаю главным над сотней всадников.

— У меня есть мать, я спрошу у своей матери. Если мать позволит мне стать твоим слугой — ладно, если не позволит — не буду служить тебе, — отвечает Барзу.

— Ладно, иди спроси у своей матери, — говорит Афрасиаб.

Барзу пришел к своей матери и рассказывает ей:

— Мать, есть такой царь, его зовут Афрасиаб. Он проезжал мимо, когда я копал землю, позвал меня к себе и сказал: «Будь моим слугой, я сделаю тебя старшим над сотней всадников». Как мне быть — согласиться или нет?

— Что же, — отвечает мать. — Греха в этом нет. Когда будешь служить ему, то, если сможешь, убей Рустама. Но только с потомками Рустама и его родичами дела не имей, их не трогай.

Удивился Барзу, подумал: «Почему она так говорит?» Но ничего не сказал.

Пошел к Афрасиабу и стал ему служить. Шесть месяцев обучали Барзу искусству держать палицу, метать дротик, стрелять из лука, бросать аркан — всему, что нужно воину уметь.

И вот однажды случилось так, что сошлись на поле брани войско Афрасиаба и войско царя Кей-Кавуса. И сошлись на поле боя Барзу и Рустам, чтобы сразиться в поединке.

Рустам сказал:

— О витязь, право первого удара я даю противнику, бей, и пусть в сердце твоем не будет жалости.

Сердцу моему знаком меча удар,

Только Искандеру равен Искандер,

Битвой двух героев наш да будет бой,

Словно львы сразимся, витязь, мы с тобой.

Не бывало равных мне на поле брани,

Хил ты — как росток, что, обреченный, вянет.

— Пошевеливайся, чтоб я тебя убил скорее, ведь есть у меня сто других дел!

Славный Барзу ответил ему:

— Не пугай меня, я не боюсь твоих угроз!

Рустам прикрылся щитом, а славный Барзу метнул палицу в Рустама и с такой силой ударил его по колену, что Рустам охромел на одну ногу.

И сказал Рустам:

— О юноша-богатырь?

— Что? — спросил Барзу.

— Дай мне до завтра передышку.

Барзу согласился. Барабанный бой возвестил о конце битвы, Рустам вернулся в свой шатер, Барзу — в свой. Афрасиаб спросил Барзу:

— Что случилось?

— Передышка до завтра, — ответил тот.

— Ты должен был убить его сегодня! Зачем ты отложил это до завтра? — говорит ему Афрасиаб. — Ну, а теперь уж ничего не поделаешь!

А Рустам позвал своего сына Фарамарда и говорит:

— Я сразился с тем витязем, и он нанес мне удар палицей по колену так, что я охромел. Никому еще не удавалось сделать этого, а сделать это мог только богатырь из моего рода, кто-нибудь из моих потомков. Я хочу, чтобы ты сразился с ним, но не убивай его, поймай его арканом — плени его так или иначе, с помощью какой-нибудь уловки. Смотри только не убивай его — ведь я и так уже все глаза проплакал по Сухрабу.

— Ну ладно, увидишь сам, как я с ним завтра поступлю, — говорит Фарамард.

Утром сын Рустама Фарамард сел на коня Гульранга и выехал на ристалище. Объехал ристалище и остановился, ждет соперника. Тут выехал на ристалище Барзу и спрашивает:

— А где вчерашний богатырь?

Фарамард ему отвечает:

— А что тебе за дело? Вот я, я и есть вчерашний богатырь. Я что, кажусь тебе недостойным того, чтобы со мной сразиться?

Барзу стал приглядываться к Фарамарду, сравнивать его с Рустамом, а Фарамард тем временем бросил аркан, поймал арканом Барзу, подтащил к себе и связал.

Пленил он Барзу и так победил войско Афрасиаба, ведь главным богатырем в его войске был Барзу. А раз Барзу не было — некому было сражаться с Рустамом и Фарамардом. И все войско в страхе разбежалось, а Барзу остался в плену.

Пусть себе Барзу остается в плену, а ты послушай несколько слов о его матери. До матери Барзу дошла весть, что сын ее в плену у Рустама. И тотчас она решила пойти в город Кей-Кавуса, чтобы освободить Барзу.

Барзу был в темнице, и была к нему приставлена служанка, которая варила ему пищу. Мать Барзу разыскала служанку, сказала ей, что она мать Барзу, и стала ее уговаривать: дескать, освободи моего сына, и тогда я отдам его тебе.

Ну, служанка согласилась и освободила Барзу. И все они трое — служанка, Барзу и его мать — уехали из города.

Наутро Рустам смотрит — ни Барзу нет, ни служанки, которая ему готовила и носила пищу. Сразу понял, в чем дело, и вместе с войском бросился в погоню. Ехали они, ехали и вот в одной степи видят — стоит шатер. Поняли они, что это шатер Барзу. И вызвал Рустам Барзу на бой.

Тем временем сын Афрасиаба проезжал мимо, возвращаясь с охоты. Увидел, что стоит шатер Барзу, подъехал к шатру с двадцатью всадниками. Барзу пригласил его в шатер и крикнул Руста му:

— Рустам, нам нечего есть накануне боя!

Рустам ответил:

— У меня есть все что нужно, вам приготовят сытный обед!

И велел своему повару приготовить для них хороший обед. А повар думает: «Сколько мы будем сидеть здесь, в голой степи из-за этого Барзу! Отравить бы их всех, чтобы они умерли, а мы поехали домой!» Посыпал все кушанья сверху ядом, велел отнести в шатер Барзу. Принесли обед, Барзу, сын Афрасиаба и несколько его слуг сидят, ждут. Когда принесли кушанья, сын Афрасиаба говорит:

— Не ешь пищу, которую готовил враг!

Взял кусочек, бросил щенку, который тут же вертелся у их ног. Щенок проглотил этот кусок и сразу сдох. Тогда Барзу вышел из шатра и закричал:

— Эй, вероломный Рустам! Ты не можешь победить людей в честном бою, так хочешь убить их своим коварством! Ты дал нам отравленную пищу!

И еще много чего сказал он Рустаму — все, что накопилось у него на сердце.

Услышал это Рустам, позвал к себе повара и тотчас убил его. А потом велел дать Барзу рису, баранов — всего, что нужно для еды, и сказал:

— Зарежьте сами себе баранов, сами сварите себе еду и ешьте. Утром же готовьтесь к бою.

Зарезали они сами баранов, приготовили себе плов и поели.

Наступило утро, Рустам и Барзу вышли на поле боя.

— Как ты хочешь сражаться со мной? — спросил Рустам.

— Хочу бороться, — ответил Барзу.

Схватились Рустам и Барзу и начали бороться. Семь дней и ночей продолжалась схватка. Барзу одолевал Рустама, но к концу седьмого дня Рустам поднял Барзу и так швырнул его оземь, что тот в землю вошел. Вытащил меч, чтобы вонзить в печень Барзу. А тут мать Барзу крикнула из шатра:

— Что ты делаешь! Ты хочешь извести семя Сухраба?!

И как только она это крикнула, Рустам отбросил меч Сама весом в сто манов на один фарсанг в сторону, подошел и поцеловал Барзу в лицо и в грудь.

Барзу встал, выхватил кинжал и пошел к матери, говоря:

— Зачем ты сделала так? Ведь я мог убить своего деда! Ведь это битва, мы бы могли не узнать друг друга!

И Рустам сказал:

— Не позвала бы ты меня, не сказала бы, что мой соперник — сын Сухраба, быть бы ему мертвым! Хорошо, что хоть в последний миг ты назвала его!

И добавил, обращаясь к Барзу:

— Не убивай ее, ведь это твоя мать!

Барзу послушался, а Рустам отдал ему за кровь отца Рахша, меч Сама весом в сто манов, щит Гершаспа и шлем.

Узнал об этом Фарамард, сын Рустама, и затаил злобу. Думает: «Все это должно было достаться мне! Зачем он это ему отдал?! И кто знает, сын он Сухраба или нет!»

А Рустам понял, что Фарамард затевает недоброе. Позвал к себе Гива и сказал ему:

— Уведи Барзу отсюда хоть на десять дней или на месяц. Разведи их с Фарамардом, чтобы они друг друга не видели.

Фарамард узнал об этом, позвал Гива к себе и говорит:

— Веди Барзу прямо к войску Афрасиаба. Тот его сразу убьет, отомстит ему за разгром своего войска.

Гив пошел к Барзу и говорит ему: мол, здесь голая степь, ничего нет, поедем вместе со мной, я отведу тебя в хорошее место. Барзу согласился, и они поехали. Ехали, ехали, и вдруг видит Барзу: перед ним войско; и догадался он, что это войско Афрасиаба. Он это понял и закричал:

— Эй, Гив, негодяй, куда ты меня привел?!

Услышал это Гив, повернул коня и поскакал прочь во весь опор. Барзу погнался за ним вслед, но сколько ни погонял Рахша, не мог Гива догнать — такой у него был резвый конь. Гив скрылся, а Барзу поехал по степи куда глаза глядят.

Ехал, ехал, ехал и к вечеру подъехал к какому-то городу. Смотрит: а городские стены из железа, сверху донизу все из железа. Подъехал к воротам, постучал в них, откликнулся старик-привратник. Барзу сказал ему:

— Эй, страж, открой мне ворота, я чужестранец!

Тот отвечает:

— Эти ворота открыть нельзя. Вот уже семь лет, как город в осаде и ворота города никому не отпираются.

— Ты все же открой, — говорит Барзу.

— Нет, не могу! Таков приказ царя, — отвечает страж.

— Ну просунь тогда в щель руку!

— Нет, богатырь, если я просуну руку, ты ударишь мне по руке или отрубишь ее!

— Клянусь богом, нет, я не трогаю стариков!

Старик-страж поверил Барзу и протянул руку. А Барзу сунул руку в карман, вынул оттуда горсть золотых монет, дорогих жемчугов и лалов и высыпал в ладонь старику.

Деньги проклятые, все зло из-за них! Увидел сторож деньги — и открыл ворота. Барзу въехал внутрь, слез с коня, старик-привратник взял Рахша под уздцы и спрашивает Барзу:

— Сколько корму задать твоему коню?

— Сто манов соломы, сто манов клевера, сто манов ячменя — всего три харвара.

Отвел старик Рахша в конюшню, велел принести сто манов соломы, сто манов клевера, сто манов ячменя, высыпали перед Рахшем, огромная куча получилась — высотой с дом!

Потом старик спросил у Барзу:

— Ну а сам-то ты что будешь есть?

— Что имеешь, то и неси, то я и буду есть, — отвечает Барзу.

Сторож пошел к повару, взял у него три подноса с пловом — из самых больших подносов, — велел трем носильщикам взять их на плечи и нести к Барзу. Те принесли к нему подносы с пловом, он приказал им:

— Поставьте их здесь, а сами постойте рядом. Я поем, потом унесете подносы.

Барзу взял одну пригоршню риса, слепил из нее комок, съел; другую, третью... пять пригоршней слепил, съел — плов и кончился. Потом взял подносы, свернул каждый из них в трубочку толщиной в фитиль, отдал носильщикам и говорит:

— Теперь можете уносить!

А они ответили:

— Что ты сделал! Повар нас убьет! Что ты сделал с подносами!

Барзу взял подносы, снова разогнул их, так, что они стали плоскими, как раньше, отдал им, они ушли.

Настало утро, Барзу попил чаю и вышел пройтись по городу. А за домом старика-привратника был сад царской дочери. Барзу увидел, как она прогуливается по саду, нюхает цветы, увидел девушку, каких нигде не сыщешь, девушку, каких одна на тыщи: легкость ветерка, в изящном стане, взгляд — как будто у китайской лани; как фисташка, губы чуть раскрыты, кудри шелковые кольцами завиты — сто красот у ней и тысяча достоинств. Стоит шаг ступить ей — все в восторге перед нею тотчас замирает, лишь на мир посмотрит — он немедля за себя стыдиться начинает...

Не одним сердцем, но тысячью сердец влюбился в нее Барзу. Вернулся домой и спрашивает сторожа:

— Отец, скажи, чья это девушка гуляет там в саду?

Сторож отвечает:

— Это дочь царя.

Барзу спрашивает:

— А не отдадут ли ее за меня, если я посватаюсь?

— Отдадут, — говорит сторож, — но только если ты выполнишь одно условие царя.

— Какое?

— Вон на той горе за городом живет дракон. Вот уже семь лет никто не может выйти из города — он всех пожирает. Семь дет город в осаде, никто наружу не выходит, даже сеют и пашут внутри города. Если сможешь убить дракона — царь отдаст тебе и свою дочь, и полцарства в придачу.

А Барзу думает: «На что мне его полцарства, пусть отдаст дочь, и этого хватит».

— Пойдем, — говорит он старику, — к царю, посватаем за меня его дочь.

— Ладно, — отвечает привратник.

И вот они отправились в царский дворец. Пришли к царю, и как только царь увидел Барзу, велел принести для него стул и пригласил его сесть. Барзу сел на стул, и стул сразу развалился. Тогда царь говорит:

— Принесите булатный стул.

Принесли булатный стул, Барзу сел на него. Пустили чашу с вином по кругу, стали пить вино, а потом начались беседы, шутки, разговоры.

Вот Барзу и говорит:

— О царь, не примешь ли ты меня в сыновья?

Царь отвечает:

— Я согласен, но вот в чём трудность: уже семь лет как мы не выходим за городскую стену. Там на горе появился дракон, он не дает никому выйти из города. Если ты убьешь его, то и дочь тебе отдам, и царство.

Барзу говорит:

— Я убью его, но дай мне кого-нибудь, кто показал бы мне, где он живет.

Царь позвал одного из своих рабов и говорит ему:

— Эй, раб, пойди и покажи этому богатырю место, где живет дракон.

Барзу и раб пошли в конюшню. Барзу оседлал Рахша, сел на него — и они потихоньку двинулись в путь. Раб идет впереди, Барзу следом. Вышли из городских ворот, шли, шли, пока не подошли к горе. А из горы дым идет. Раб и говорит:

— Вот этот дым видишь, словно из кузнечного горна, — это дракон дышит.

Остановились они возле одного источника. Барзу сошел с коня, привязал его возле источника и говорит рабу:

— Ты оставайся здесь, рядом с конем, и слушай. Когда я первый раз издам клич — знай, что я увидел дракона. Второй раз закричу — значит, начал бой с драконом. Когда закричу в третий раз — ты поймешь, что дракон убит. Если же ты не услышишь третьего крика — значит, дракон проглотил меня. Тогда садись на коня и поезжай в город.

И ушел. И вот он видит дракона и издает первый клич, подобный кличу Али. Дракон пошевелился. Барзу вытащил меч Сама весом в сто манов, испустил второй клич. Дракон разверз пасть и стал изрыгать огонь, а Барзу вонзил в пасть дракону меч, да так, что тот вышел у дракона через хвост, разрезал дракона на две половины. И тут Барзу испустил третий клич — и упал без чувств. Вся его одежда вспыхнула от огненного дыхания дракона»

Услышал раб все три клича, поднялся наверх, видит: и вправду Барзу разрубил дракона на две части, а сам лежит без чувств, и одежда на нем пылает. Снял он с себя рубашку, намочил ее в источнике — ведь ведра у него не было — и погасил горящую одежду Барзу.

И тут Барзу пришел в себя и говорит:

— Эй, раб, иди отнеси царю радостную весть — пусть он вознаградит тебя за нее. Скажи: дескать, Барзу убил дракона. Пусть он даст одежду для меня, эта вся сгорела, и принеси ее сюда.

Этот черный раб сел на Рахша, отправился к царю. Явился к царю и говорит:

— Радуйся, о царь, дракон убит. Его убил Барву. Пришли ему новые доспехи, старые спалил своим дыханием дракон.

Царь дал ему богатырские доспехи. Велел открыть все ворота города — дескать, теперь некого бояться. И сам решил поехать посмотреть на убитого дракона.

Ну, пока он собирался, Барзу выпотрошил дракона и набил его шкуру сухой травой. Десять харваров травы туда поместилось. Со стороны казалось, будто дракон живой.

Приехал царь со свитой, увидел, что дракон живой, и говорит Барзу:

— Дракон живой, ты не убил его.

Барзу ответил:

— Да нет, это просто чучело, я собрал в шкуру дракона травы для своего коня.

Тут раб отдал Барзу доспехи, Барзу надел на себя новые доспехи, взвалил чучело дракона на круп Рахша, сел верхом, и все поехали.

Ехали они, ехали и приехали в город. А ворота все открыты, народ из города валит наружу.

Ну и тут царь отдал за Барзу свою дочь. Семь дней и ночей гремела музыка, били в барабаны, трубили в трубы — играли свадьбу. А после свадьбы Барзу остался жить там.

Прошел месяц, приходит Барзу к царю и говорит:

— Отпусти меня, я поеду.

А царь ему отвечает:

— Царствуй вместо меня, я уже стар. Трон и венец — пусть все будет твое.

Барзу отвечает:

— Бог создал меня не царствовать, а совершать богатырские подвиги.

И царь отпустил его.

Сказал Барзу своей жене, что он уходит, а жена его и говорит:

— Ты уйдешь, а у меня во чреве твое дитя. Что мне делать с ним?

Барзу снял со своей руки браслет, дал его жене и говорит ей:

— Если родится девочка — продай, деньги истрать на нее; если же мальчик — надень ему на руку и отправь его в Забулистан.

Барзу затянул подпругу у коня так, что тот издал глубокий вздох. Птицею в седло взлетел, ногу в стремя он продел, поудобнее уселся и пустился в дальний путь, о любви стихи слагая, ратный подвиг совершая.

Гнал коня несколько суток без передышки, пока не достиг одной лужайки. Сошел с коня, пустил Рахша пастись, а сам с луком в руках стал гулять по равнине. Ходил так, ходил, пока не попался ему на глаза онагр. Он натянул тетиву и выстрелил в него — попал в него так, что тот упал мертвым, даже не шелохнулся. Снял с него шкуру. Собрал на равнине дров, разжег костер, приготовил жаркое и поел. Положил себе под голову щит Гершаспа и заснул, издавая громкий храп.

Оставим его здесь, а вы послушайте о том, как Афрасиаб со своим несметным войском отправился на охоту. Ехали они, ехали, приехали на ту лужайку и видят: посреди лужайки пасется Рахш. Тогда Афрасиаб сказал:

— Раз Рахш здесь, значит, где-то здесь кто-то из потомков Рустама. Найдите его и окружите!

Воины Афрасиаба нашли спящего Барзу и окружили его со всех сторон, так что он оказался по одну сторону войска, а Рахш — по другую. Проснулся Барзу и видит, что вокруг него войско, да такое многочисленное, что колосья на поле сосчитать можно, а этому войску счета нет. А Рахша нет, Рахш по ту сторону войска.

Подумал Барзу: «Боже, как мне быть без Рахша, ведь пешему трудно сражаться». Встал и издал клич, подобный клику Али. Услышал этот клик Рахш и поднял голову от пастьбы. Барзу испустил второй клич, Рахш стал переступать ногами. Барзу кликнул в третий раз — и Рахш бросился в гущу войска, прямо к Барзу. И пока он добрался до Барзу, тысячу людей и коней он отправил в преисподнюю.

Барзу затянул у коня подпругу так, что конь издал глубокий вздох. Птицею в седло взлетел, ногу в стремя он продел, поудобнее уселся и таким богатырем вылетел на ристалище, что и против ста всадников устоять может. И пропел, обращаясь к главному богатырю в войске Афрасиаба:

Сердцу моему знаком меча удар,

Только Искандара знает Искандер,

Битвою героев пусть наш станет бой,

Словно львы сразимся, витязь, мы с тобой.

Не бывало равных мне на поле брани,

Ты же — как росток, что, обреченный, вянет.

— Бей же — право первого удара я даю врагу! — И славный Барзу прикрылся щитом.

А тот негодяй бросил свою палицу в Барзу, но Барзу благодаря своей силе и мужеству сумел отразить этот удар. И тогда Барзу сказал:

Пусть мой меч удар ответный нанесет,

Так, что ты забудешь этот мир и тот!

Вытащил из ножен меч Сама в сто манов весом и так ударил мечом по шишечке его щита, что щит развалился как кусок сыра; ударил его по голове так, что конь и всадник развалились на четыре части. Бросился в гущу войска и так сражался, что из убитых громоздил холмы, из холмов складывал горы, и не было никого, кто бы мог с ним сравниться силой.

Увидел это Афрасиаб и сказал своим воинам:

— Он — один, вас — десять тысяч. Стреляйте все в него, если хоть одного из рустамовского отродья убьете — и то хорошо.

И вот полетели со всех сторон в Барзу стрелы и изранили ему все тело.

Ну, пусть он там остается, а ты послушай несколько слов о Рустаме. Спит Рустам и видит во сне, как Барзу лежит на лугу весь окровавленный, израненный стрелами. Проснулся Рустам и стал изливать свое горе, посыпать себе голову прахом. Тут пришел Джахунбахш, сын Фарамарда, и говорит:

— Что случилось, дедушка?

Рустам отвечает:

— Пойди убей своего отца и принеси мне его крови, может быть, если я выпью его крови — остынет мое сердце.

— Почему ты так говоришь? — спрашивает Джахунбахш.

Рустам отвечает:

— Барзу лежит в крови и во прахе там-то на лугу, его вот-вот убьют, он в руках врага. Ведь в этом виноват Фарамард, твой отец. Он замышлял недоброе против Барзу, из-за него я его отослал.

— Я поеду на помощь Барзу, — сказал Джахунбахш.

А Джахунбахш был такой могучий и тяжелый, что выдержать его мог только слон. И вот привели ему белого слова, он сел на него и отправился в путь. В один миг достиг он той лужайки, где лежал Барзу, и испустил воинственный клич.

Когда клич Джахунбахша достиг ушей Барзу, в Барзу словно влились новые силы, словно он и не был изранен стрелами. Снова ринулся он в бой. Барзу — с одной стороны, Джахунбахш — с другой, врубились в войско, кося всех на своем пути, пока не сошлись.

И тут Джахунбахш сказал:

— Эй, Барзу, ты отдыхай, остальное — не твоя забота.

Разбил ему тут же шатер и усадил его в шатре. А сам продолжал биться и каждым ударом палицы отправлял на тот свет десять-пятнадцать человек. И бился так, пока войско Афрасиаба не было разгромлено, а сам Афрасиаб не убежал оттуда.

Пришли туда Заль и Рустам. Пришли, взяв с собой перо птицы Симург. Вытащили все -стрелы из тела Барзу. Вытащат и проведут пером птицы Симург по ране — и рана сразу заживает. Только такое у них и было лекарство, других лекарств не было. Подлечили они его хорошенько и отправились в путь восвояси.